Укрепляя сотрудничество между государствами Пражского процесса

Большинство из почти 7 млн. украинских беженцев, покинувших свою страну с момента начала конфликта в феврале 2022 г., являются женщинами, ищущими защиты в соседних странах. Многие из них в настоящее время находятся в национальных столицах или крупных городах. Во время недавних обсуждений подходов к уменьшению нагрузки на инфраструктуру этих городов рассматривалось размещение беженцев в сельской местности. В исследованиях, посвященных вопросам миграции и интеграции, отмечается несколько важных аспектов интеграции беженцев в сельской местности.

В этой статье, опубликованной 1 июня 2022 года на сайте www.icmpd.orgБернхард Перхиниг и Джими Перумадан, исследуют вопрос интеграции беженцев в сельской местности. Статья также доступна на английском или украинском языках.

За первые 14 недель война в Украине вынудила почти 7 млн человек покинуть свои дома и искать защиты в соседних странах, таких как Польша, Румыния, Венгрия и Молдова. Поскольку мужчины в возрасте от 18 до 60 лет обязаны оставаться в стране, подавляющее большинство беженцев составляют женщины. Большинство из них бежали вместе со своим детьми. В апреле 2022 г. власти Германии сообщили, что женщины составляют 70% из примерно 600 тыс. украинских беженцев, зарегистрированных в стране, а около 30-40% – это дети в возрасте до 14 лет.

Такая непропорционально массовая миграция женщин беспрецедентна в современной Европе. Более того, поскольку демография перемещений беженцев с 2015 г. была совершенно иной (подавляющее большинство беженцев составляли молодые мужчины), извлеченные уроки необходимо адаптировать к отличающимся демографическим реалиям сегодняшнего наплыва.

Большинство беженцев переезжают в столицу или крупные города. В некоторых странах, особенно в Австрии, Германии, Польше и Чехии, это вызвало споры о возможности снижения нагрузки на общественную инфраструктуру городов за счет размещения беженцев в сельской местности. Поскольку быстрый приток большого количества людей создает нагрузку на инфраструктуру и службы, региональное распределение могло бы помочь избежать перегрузки.

В исследованиях, посвященных вопросам миграции и интеграции, отмечается несколько важных аспектов интеграции беженцев в сельской местности и малых городах. Из-за специфической демографической ситуации в случае Украины изучение условий интеграции женщин приобретает особенную актуальность.

Возможности интеграции в городах

Обычно на первом этапе перемещения беженцев, вызванного войной или стихийным бедствием, отток стремится в города той же страны или за рубеж. Это места, где живут и работают друзья, родственники или соотечественники-эмигранты из региона, которые могут предложить жилье и поддержку.

Если кризис продолжается и беженцы начинают понимать, что не смогут вернуться домой так быстро, как им бы этого хотелось, главной задачей становится поиск работы. На этом этапе города также являются местом, где можно найти временную работу или где беженцы могут получать доход, открывая малые предприятия. В городах, как правило, также больше школ и учебных заведений; в деревнях обычно существуют только начальные школы. Больницы, психотерапевты и другие медицинские специалисты также более доступны.

Кроме того, соответствующие государственные административные органы и организации гражданского общества (ОГО), а также языковые школы и интеграционные проекты обычно расположены в крупных городах, а не в сельской местности. Основной проблемой в крупных городах является поиск жилья, но поскольку учреждения и услуги, в которых нуждаются беженцы, редко можно найти в деревнях и малых городах, пребывание в городе все же является хорошим выбором.

Одним словом, города – оптимальное место для пребывания в новой стране после приезда в ситуации, когда соискателю защиты приходится ориентироваться на совершенно новые условия жизни. Это даже больше касается женщин-беженок, путешествующих в одиночку или с детьми: инфраструктура и учреждения для ухода за их детьми в основном расположены в городах, к тому же в городах лучше ситуация с безопасностью.

Что говорится в литературе о миграции и интеграции в городах

Существует много литературы о важности городов для интеграции мигрантов и, в частности, беженцев. Книга Дуга Сондера «Город прибытия» [Doug Saunder, Arrival City] (2010) отдает должное бразильским фавелам, турецким геджекондуларам, пригородам Парижа, лондонскому Ист-Энду и берлинскому Кройцбергу как питательной среде для творчества, инноваций и социальной сплоченности в условиях разнообразия. Эта книга получила премию Доннера – канадский эквивалент Пулитцеровской премии – и быстро стала новым справочником для городских планировщиков, интересующихся вопросами миграции.

В книге Сондера инклюзивная сила городских жилищ, принятие ими этнического и социокультурного разнообразия и их динамичные рынки труда названы ключом к инновационной городской экономике и привлекательности для академических и художественных талантов, предпринимателей и международных бизнесменов. Города описываются как место, где культурные различия могут быть преобразованы в возможности для бизнеса и где высокий спрос на рабочую силу дает новичкам возможность выживать и процветать, а также как место, где люди с разным цветом кожи, верованиями и культурными традициями могут мирно уживаться бок о бок, без принуждения к ассимиляции в часто довольно закрытую общественную культуру, подобную той, которая существует во многих небольших деревнях.

В этой связи исследования, посвященные вопросам миграции и интеграции в городах, приобрели популярность, что привело к резкому увеличению количества статей, монографий и сборников по вопросам миграции и городского развития. В то же время городские власти все больше заявляют о необходимости своего участия в разработке политики в области миграции и интеграции. Исследователи приходят к довольно четкому консенсусу: хотя большой приток мигрантов и беженцев в города сопряжен с определенными вызовами и конфликтами, крупные города все же являются хорошим местом для интеграции мигрантов.

Структура сельских рынков труда с преобладанием мужчин

Сельские районы в Европе сталкиваются с двумя общими тенденциями, которые в целом снижают их потенциал для интеграции мигрантов: депопуляция и старение населения с сопутствующим упадком региональной экономики. По всей Европе молодежь продолжает уезжать из деревень и малых городов в поисках возможностей для получения образования и профессиональной подготовки в крупных городах. После получения диплома они, как правило, не возвращаются домой – улучшение возможностей для трудоустройства, анонимная личная жизнь, а также возможности досуга и отдыха склоняют многих отдавать предпочтение более крупным городам.

Однако в этом аспекте необходимо проводить различие между сельскими районами и средними по размеру городами (с населением более 25 тыс. человек). Специфические атрибуты среднего по размеру города подробно обсуждаются ниже.

Еще одной причиной этого явления является традиционная экономическая структура многих сельских районов. В сельской местности в основном предлагаются традиционно «мужские» вакансии в сфере строительства, ремонта автомобилей и сельхозтехники, а также на традиционных торгово-ремесленных предприятиях, поэтому опытные мастера могут найти там работу. Старение населения и выход на пенсию поколения бумеров даже привели к некоторому улучшению возможностей на рынке труда для мужчин-мигрантов с профессиональной квалификацией. В сельской местности востребованы не ученые, а работники с профессионально-технической квалификацией. В итоге компании, которые ранее не нанимали мигрантов, начали набирать сотрудников из этого резерва.

Унылое будущее для квалифицированных работников в сельской местности

В то же время высококвалифицированные специалисты любого пола (напр., работающие в области информационных технологий, медицины, финансов или социальных наук) с большой вероятностью будут лишены профессионального будущего в сельской местности. Несмотря на растущую тенденцию выполнения работы из дома и удаленно, профессиональная карьера в большинстве секторов по-прежнему требует регулярного присутствия на городских рабочих местах.

У женщин со средней квалификацией ситуация хуже, чем у их коллег-мужчин. В сельской местности существует очень мало секторов, предлагающих должности средней квалификации женщинам – преимущественно связанные с розничной торговлей, уходом за детьми или пожилыми лицами, функциями офисной помощницы; или в индустрии гостеприимства в туристических зонах. Эти рабочие места чаще всего являются низкооплачиваемыми, предусматривают неполный рабочий день и лишены перспектив карьерного роста.

Тем не менее, они соответствуют архетипической модели семьи с полуторным доходом, которую можно увидеть во многих европейских деревнях и малых городах, где мужчина является основным кормильцем, а женщина работает неполный рабочий день и ухаживает за детьми – многие молодые женщины сегодня не придерживаются такой модели семьи. Детские учреждения в сельской местности часто предлагают уход только в течение неполного рабочего дня, а отсутствие общественного транспорта затрудняет доступ к месту работы, расположенному за несколько километров. Таким образом, молодые женщины, стремящиеся к большему гендерному равенству в своей личной жизни и/или пытающиеся продолжить свою профессиональную карьеру, еще реже возвращаются в свою деревню, чем молодые мужчины.

Сельские районы предлагают более выгодные условия интеграции мужчинам, чем женщинам

Такое развитие ситуации не осталось незамеченным среди исследователей в области миграции. В последние пять лет растет число исследований по вопросам интеграции мигрантов в сельской местности, в которых освещаются как конкретные проблемы, так и преимущества переселения в сельскую местность с точки зрения интеграции. Говоря о плюсах, в этих исследованиях отмечается, что в некоторых, но не во всех, деревнях и малых городах улучшение жилищных условий и легкая мобилизация ОГО и отдельных лиц, в сочетании с поддержкой со стороны муниципальной администрации, могут способствовать интеграции. Интенсивные личные контакты и прямое общение с лицами, принимающими решения, могут облегчить доступ к информации, способствовать быстрому принятию решений и устранению недоразумений благодаря непосредственному взаимодействию. Волонтеры, оказывающие поддержку вновь прибывшим беженцам, зачастую гораздо эффективнее государственных органов, и к ним проще обратиться. Но короткие расстояния в социальном мире, как правило, не могут компенсировать большие расстояния до места работы и отсутствие детских учреждений, что вытесняет женщин-мигрантов с рынка труда. Негативное восприятие мигрантов и расистские предрассудки также могут иметь более непосредственное влияние, чем в крупных городах.

Поэтому, несмотря на все преимущества, в различных проведенных за последнее время исследованиях присутствует одна общая оговорка: Сельские районы предлагают значительно лучшие условия интеграции для мужчин, чем для женщин, и являются особенно сложной средой для матерей-одиночек. Таким образом, для успешной интеграции женщин-беженцев на рынке труда сельских районов потребуются конкретные меры структурной и индивидуальной поддержки.

Больше возможностей в городах

Как уже отмечалось, ситуация немного отличается в городах среднего размера, которые могут предложить возможности трудоустройства, более привлекательные условия по уходу за детьми, а также инфраструктуру для обучения языку и интеграционной поддержки. Как свидетельствует недавнее исследование интеграции в европейских регионах, условия интеграции, меры интеграционной поддержки и интеграционная политика во многом различаются по европейским регионам – от полноценной структуры поддержки до полного игнорирования интеграционных потребностей мигрантов.

Кроме того, в этом исследовании подчеркивается, что интеграционная поддержка обычно лучше развита в крупных городах, чем в небольших населенных пунктах.

Как интегрировать женщин-беженок на сельском рынке труда?

Помимо ограниченного количества рабочих мест с полной занятостью для женщин в деревнях и малых городах, следует понимать, что сектора с высокой долей участия женщин (напр., медицина и розничная торговля) обычно расположены в крупных городах, как и центральные административные офисы. В условиях высокой конкуренции за высокооплачиваемую работу и существования социальных сетей, играющих решающую роль в поиске работы, женщинам-беженкам, не участвующим в этих сетях, потребуется особая поддержка.

Чтобы уравнять условия, этим женщинам потребуется не только свободное владение официальным языком принимающей страны, но и кураторские консультации для повышения видимости своей кандидатуры на вакансию. Интеграционные проекты в сельских районах подчеркивают важность активного обращения к компаниям в малых городах и сельской местности с просьбой о стажировках и временном трудоустройстве, чтобы сделать женщин-беженок частью резерва потенциальных сотрудников. Это необходимо делать, поскольку работодатели в небольших компаниях в первую очередь отдают предпочтение сотрудникам, владеющим местным языком и являющимся частью их личных сетей, и поэтому их приходится убеждать в целесообразности привлечения женщин-беженок.

Из-за небольшого количества рабочих мест для женщин большинство украинских мигранток, поселившихся в деревне или малом городе, будут вынуждены искать работу в пределах маятниковой досягаемости от этого места. Но для реализации такого сценария необходимо решить две основные проблемы: забота о детях и мобильность.

Гендерные проблемы женщин-беженок в сельской местности

Ниже более подробно описаны некоторые из ключевых гендерных проблем, рассмотренных выше в целом, с которыми сталкиваются женщины-беженки.

Недостаточный доступ к услугам по уходу за ребенком

Как уже отмечалось, наличие доступных по стоимости услуг по уходу за детьми имеет ключевое значение для интеграции женщин-беженок на рынке труда. Особенно это касается сельской местности и малых городов, где среднее количество детских садов невелико. Также ощущается явная нехватка детских учреждений, работающих в режиме полного дня. Часто детские сады требуют записываться в очередь за несколько месяцев или даже за год, а уход в режиме полного дня доступен только работающим (полный рабочий день) родителям. Таким образом, женщины часто не могут вовремя отреагировать на предложение трудоустройства из-за невозможности получить место в детском саду. В системах, где школы и детские сады закрываются в полдень, возможности трудоустройства женщин-беженок значительно сокращаются, поскольку большинство рабочих мест несовместимы с таким графиком. По этой причине женщины-беженки, особенно в сельской местности, вынуждены устраиваться на неполный рабочий день или на работу ниже своего уровня квалификации.

По сравнению с женским населением в целом, женщины-беженки, как правило, имеют более ограниченные социальные сети. Многие не имеют своих партнеров, бабушек/дедушек, родителей или других членов семьи или друзей, живущих по соседству (которые потенциально могли бы помочь в уходе за детьми). Поэтому женщинам-беженкам обычно приходится в значительной степени полагаться на институциональную поддержку по уходу за детьми. В противном случае их выход на рынок труда часто значительно откладывается или происходит на уровне, не соответствующему их квалификации.

Это особенно актуально в случае Украины. Из-за того, что мужчинам запрещено покидать страну, этот источник поддержки был заблокирован для многих украинских женщин-беженок, которые теперь проживают за пределами родины без своего партнера.

Низкая мобильность

Если мужчины могут найти работу в сельской местности, то роли, которые ищут женщины, часто связаны с торговлей, здравоохранением или администрированием и преимущественно предлагаются в городах и более крупных населенных пунктах вдали от сельской местности. Из-за отсутствия общественного транспорта, чтобы вовремя добраться до места работы, профессионального обучения, стажировки или ухода за детьми, часто требуется автомобиль. Однако не все беженцы могут позволить себе купить и содержать автомобиль или получить водительское удостоверение.

Подходы к преодолению этих барьеров варьируются в зависимости от местных обстоятельств: одни интеграционные проекты организуют трансфер для своих клиентов, другие убеждают детские сады открываться раньше. В любом случае для решения этих структурных вызовов необходимо активное участие организаций гражданского общества в поддержку беженцев и достаточное финансирование интеграционных проектов.

Направления дальнейших действий

Подводя итог: Шансы на интеграцию на рынке труда у женщин-беженок в сельской местности значительно ниже, чем у мужчин, поскольку местные рынки труда, как правило, ориентированы на мужскую занятость, а отсутствие широкой социальной сети, надлежащего ухода за детьми и общественного транспорта препятствует женщинам в устройстве на работу.

Учитывая ограниченность ресурсов, выделяемых на интеграционную деятельность, возможно, целесообразнее инвестировать в интеграцию в крупных городах и вокруг них, как недавно заявила генеральный директор Венской службы рынка труда Петра Драксль: «Этих беженцев ни в коем случае нельзя переводить в отдаленные и малонаселенные районы, где они не захотят оставаться. Нам нужны хорошие интеграционные меры в мегаполисах и вокруг них».

 

Бернхард Перхиниг является старшим научным сотрудником Управления политики, исследований и стратегии ICMPD. Он обладает более чем 30-летним опытом научной деятельности и консультирования в области миграции, интеграции и исследований в области гражданства.

Джими Перумадан является научным сотрудником Управления политики, исследований и стратегии ICMPD. Она является экспертом в области политики убежища в ЕС, интеграции на рынке труда, торговли людьми и новых технологий.

Недавно авторы завершили исследование в области интеграции женщин-беженок на рынках труда в Австрии, Германии и Норвегии (FARIM).

 

Twitter
Google+
LinkedIn