Укрепляя сотрудничество между государствами Пражского процесса

Война в Украине имеет далеко идущие последствия для многих стран мира, в том числе для стран Африки, где она уже влияет на продовольственную безопасность, рынки труда и цены на энергоносители.

В этой статье, подготовленной Вероникой Билгер и Несрин Бен Брагим, исследуется первоначальное воздействие войны на дефицит продовольствия в Африке и возможные последствия для перемещения населения как внутри континента, так и за его пределы. Данная статья была опубликована 10 мая 2022 года на сайте www.icmpd.org. С ней также можно ознакомиться на английском или украинском языках.

Война в Украине и санкции, введенные против России, включающие запрет на экспорт, являются ярким напоминанием о взаимозависимости в глобализированном мире и неравенстве мировой экономики. Географически далекие от конфликта страны Африки, тем не менее, ощущают его воздействие на продовольственную безопасность, цены на энергоносители и рынки труда, многие из которых очень зависят от импорта продовольствия. Российско-украинская война имеет резонансные последствия и вне Европы и может привести к кризису и перемещению населения за пределы континента, что будет влиять на некоторые африканские страны значительно больше, чем на другие.

Почему именно пшеница так важна для Африки?

По разным причинам большинство африканских стран имеет значительную зависимость от импорта основных продуктов питания, необходимых для их выживания. Это касается не только пшеницы, но и кукурузы, риса и т. д. По мнению некоторых экспертов, большинство африканцев получают значительную часть калорий от потребления злаков, а их рацион в большинстве своем небогат белками и микроэлементами. Эта определяющая зависимость от пшеницы и других зерновых частично является результатом ограниченных средств местного производства, а также явилась следствием усложненной системы собственности на землю.

Страны Африки, расположенные к югу от Сахары, соблюдают разные режимы в земельных правоотношениях. Некоторые земельные наделы формально не принадлежат фермерам, в то время как многие территории подпадают под традиционную структуру собственности, направленную на обслуживание конкретных местных общин. Считается, что около двух третей всех сельскохозяйственных земель Центральной и Западной Африки находятся в системе общепринятых форм землепользования. Это означает, что небольшие сельскохозяйственные общины имеют минимальные возможности (а иногда и совсем лишены стимулов) для реагирования на изменения, имеющие место на мировых рынках. Эти структурные ограничения в сельском хозяйстве и национальном производстве являются одной из причин, почему большинство африканских стран имеет меньшую способность к самообеспечению в краткосрочной перспективе, что делает их более уязвимыми к изменениям в ценообразовании и предложении, в отличие от стран, имеющих большие запасы и доступ к альтернативным поставщикам.

Зависимость Северной Африки от российской и украинской пшеницы

Египет является крупнейшим импортером пшеницы во всем мире, а 85% совокупных поставок обеспечивали Россия и Украина. С прекращением производства и поставок пшеницы из Украины и введением санкций против российского экспорта, цены на пшеницу стремительно выросли. Хотя в Украине до сих пор хранится 30 миллионов тонн пшеницы и существует значительная перспектива высокого урожая этим летом, экспорт в Египет, который обеспечивался преимущественно через черноморские порты (в настоящее время находятся под блокадой России), был приостановлен. Это происходит на фоне роста инфляции в Египте, которая превысила 12 процентов в марте 2022 года и девальвации национальной валюты. Соответственно, выросли цены на основные продукты, такие как хлеб. Египетские власти сообщают, что, учитывая чувствительность страны к росту цен, они вынуждены больше полагаться на свои текущие запасы, которых, по прогнозам, хватит на 2–4  месяца. Сейчас Египет ищет альтернативных поставщиков как на местном, так и на международном уровне, рассматривая возможность сокращения субсидий на хлеб. Вопрос субсидий на хлеб в Египте является основным источником несогласия граждан с египетскими властями еще с 1950-х годов. Хлеб является основным продуктом питания для многих египтян, треть из которых живет за чертой бедности. С точки зрения властей, субсидии на хлеб обходятся около 2,8 миллиарда долларов США, и эта цифра, по прогнозам, будет повышаться с ростом цен на пшеницу. Благодаря субсидиям цена на хлеб была номинально стабильна с 1980-х годов. Разговоры о возможных изменениях в системе обеспечения субсидий на хлеб в контексте экономического кризиса несут риски возникновения социальной напряженности.

В Ливии ситуация еще менее утешительная, что лишь усугубляет экономические трудности, возникшие с началом гражданских войн в 2011 году. Российско-украинская война обострила продовольственную нестабильность, поскольку Ливия импортирует 75 процентов пшеницы из Украины и России и содержит достаточно ограниченные запасы. Нарушение в системе снабжения пшеницы привело к повышению цен на хлеб и может усилить давление со стороны общественности, с которым уже сталкивается ливийское правительство.

До начала боевых действий Тунис импортировал 80% пшеницы из Украины. Война подняла цены на пшеницу на самый высокий уровень за последние 14 лет. Многим семьям приходится прилагать значительные усилия, чтобы позволить себе хлеб и другие основные продукты на основе пшеницы. Хлеб является одним из продуктов, на которые правительством Туниса выделялись значительные субсидии. По всей стране уже начали распространяться сообщения о дефиците хлебобулочных изделий. Ситуация усугубляется еще и потому, что Тунис страдает от низких мощностей для хранения (сейчас запасы ограничены тремя месяцами), а поскольку государство также дотирует топливо, пришлось дважды повысить цены на него в марте из-за удорожания нефти. Эти изменения особенно важно подчеркнуть, поскольку рост цен на топливо приводит к удорожанию других товаров и, особенно в случае Туниса, это влечет за собой увеличение дефицита государственного бюджета.

Продовольственная безопасность стала заложницей конфликта в Украине не только в странах Северной Африки. 32% от общего импорта пшеницы в Африку поступает из России и 12% из Украины. 25 стран Африки импортируют более трети пшеницы из Украины и России. Страны, которые в значительной степени зависят от импорта пшеницы из Восточной Европы, такие как Сомали, Судан, Мавритания, Конго, Кения и Эритрея, естественно подверглись последствиям конфликта. В Судане, например, цена на хлеб выросла почти вдвое. Некоторые пекарни были вынуждены закрыться из-за 60-процентного падения импорта пшеницы с начала войны два месяца назад. Очевидно, что перебои в снабжении пшеницы имеют серьезные последствия для продовольственной безопасности на всем континенте.

Каким образом нехватка продовольствия воздействует на миграцию?

Недавние срывы поставок пшеницы не только несут угрозу для средств существования населения, но и подпитывают миграционные стремления. Отсутствие продовольственной безопасности влияет на миграционное поведение в странах, регионах и на международном уровне.

Миграционные процессы в первую очередь происходят в пределах определенной страны или региона, причем бедное население, как правило, страдает первым, что приводит к увеличению потоков миграции из сельской местности в города. Однако случается и обратное, когда мигранты, которые были доведены до обнищания из-за высоких затрат на жизнь, покидают города в пользу семейных фермерских хозяйств, где нужно работать, чтобы прокормиться и обеспечить себе средства к существованию. Хотя относительно мало известно о фактическом составе этих миграционных потоков в каждом из направлений, можно предположить, что многие перебираются в городскую среду, где наблюдается стремительное развитие. А когда это происходит, создается дополнительное давление на основные услуги, такие как обеспечение жильем, водоснабжение, рабочие места и продовольственную обстановку, потенциально усиливая общественное напряжение.

Исследования в странах Африки южнее Сахары показали, что дефицит продовольствия также оказывает воздействие на процессы международной миграции. То есть, чем более высокий уровень продовольственной нестабильности, тем выше склонность к миграции. Если рассматривать недостаток продовольствия в отдельности, то нынешние перебои в системе снабжения, скорее всего, приведут к усилению желания мигрировать из стран, где пшеница играет значимую роль в жизнеобеспечении населения. Однако в долгосрочной перспективе снижение уровня продовольственной безопасности обычно приводит к более низкой вероятности миграции среди бедного населения из-за преимущественной ограниченности материальных ресурсов, даже при том, что желание уехать может оставаться и в дальнейшем.

Важно также подчеркнуть, что изменения в системе глобального снабжения пшеницы и рост цен на продукты питания в Африке усугубляются экономическими, политическими и экологическими осложнениями, которым подвергается население всего континента, что еще больше усиливает обременительное положение, с которым граждане сталкиваются ежедневно, тем самым подпитывая желание и решение мигрировать. Если перебои в поставках пшеницы будут продолжаться, государствам Северной Африки, вероятно, придется сократить основные продовольственные субсидии, что в прошлом уже приводило к массовым протестам и даже, по некоторым утверждениям, к Арабской весне, побудившей к свержению режимов, гражданским войнам и значительному перемещению населения по всему региону (в том числе в Европу).

Предостережения прошедших кризисов

Данные из Африканского Рога за 2017 год показали, что люди, сталкивающиеся с опасностью, стремятся искать ближайшее безопасное убежище. Продовольственный кризис, возникший в регионе в результате гражданских войн в Южном Судане и Сомали и еще вдобавок усилившийся из-за засухи, не привел к большому притоку мигрантов из Африканского Рога в Саудовскую Аравию (основное место назначения для мигрантов из региона). В то же время произошло заметное увеличение миграционных потоков в города пострадавших стран и в ближайшие регионы. Такое перемещение в близлежащие города или через ближайшие международные границы обычно распространены там, где мигранты не могут позволить себе переехать куда-то дальше, по крайней мере, на начальном этапе. Близость к дому мигранта также имеет большую важность, учитывая языковое, религиозное и этническое родство.

Последние данные по странам Центральной Америки также подчеркивают связь между продовольственной безопасностью и эмиграцией. В 2014 году засуха Эль-Ниньо повлекла за собой продовольственную нестабильность и привела к значительному увеличению нелегальной миграции в США из таких стран, как Сальвадор, Гватемала и Гондурас. По подсчетам, в течение этого периода 90% эмигрантов в США из Гватемалы и Гондураса и 76% из Сальвадора пошли на такой шаг из-за засухи и, соответственно, роста безработицы и насилия. Многие из них получали продовольственную помощь еще до отъезда. Это движение также повлияло на местное сельское хозяйство и, в частности, скотоводство, что потом еще больше ухудшило состояние производства продовольственной продукции.

На Ближнем Востоке ухудшение экономической ситуации в 2011 году и, возникшие вследствие этого, общественные беспорядки привели к свержению нескольких режимов и массовому перемещению населения в пределах всего региона, а также в Европу. Протесты Арабской весны 2011 года, по крайней мере, частично спровоцировали сокращение субсидий и рост цен на продукты питания. В Египте подобные протесты вспыхивали в 1977 и 1984 годах, когда правительство Египта сократило субсидии на хлеб. Волна таких «хлебных бунтов» затронула несколько государств региона в течение 1980-х годов. За последнее время рост цен на хлеб без субсидий в Египте достиг 50%, прежде чем был введен контроль над ценами. И это произошло в стране, где треть населения живет за чертой бедности. Эксперты предупреждают, что кризис, подобный тому, который сейчас набирает обороты в Ливане, может произойти в Египте, где может пострадать более 100 миллионов человек.

Эти кризисы и многие другие следует рассматривать как предостережения в понимании воздействия дефицита продовольствия на перемещение населения, особенно для стран, которые в значительной степени зависят от краткосрочного импорта продовольственных товаров, следовательно, оставаясь уязвимыми к недостатку продовольствия. Появляется все больше доказательств того, что неблагоприятная ситуация в продовольственной сфере является важным фактором как в стремлении, так и принятии решения мигрировать, не в последнюю очередь из-за того, что она приводит к обострению политической и социальной нестабильности. Уменьшение зависимости от ограниченного количества поставщиков, увеличение диверсификации поставок, а также работа в направлении более самодостаточного производства могли бы улучшить ситуацию для значительного количества населения.

Среди африканских государств уже появляются факты быстрого поворота в моделях снабжения, чтобы компенсировать обострение ситуации с нехваткой продовольствия и, таким образом, помочь предотвратить перемещение населения. Египет, например, заявил о намерении сотрудничать с поставщиками пшеницы из США, Казахстана и ЕС. Многие другие североафриканские страны также осознают, что их стабильность зависит от обеспечения достаточных запасов зерновых и поддержания низких цен на продукты питания. В этой среде ЕС и другие поставщики могут стать ключевыми игроками в поддержке правительств африканских государств для обеспечения социального единства и защиты населения от резкого роста цен на продукты питания, а также предотвращения очередного регионального потрясения.

 

Вероника Билгер – руководитель отдела исследований, Управление по вопросам политики, научных исследований и стратегии, Международный центр по развитию миграционной политики.

Несрин Бен Брагим – исследователь Международного центра по развитию миграционной политики в Вене. Несрин имеет опыт проведения исследований концепций, информации и решений, касающихся миграционных вопросов с географическим фокусом в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Среди прочего она участвует в проекте «PERCEPTIONS».

 

 

Twitter
Google+
LinkedIn